МОСКВА, 10 июля 2014 года - Московский комсомолец

МОСКВА, 10 июля 2014 года - Московский комсомолец 11 Июля 2014

МОСКВА, 10 июля 2014 года - Московский комсомолец

Автор: Ольга Грекова
Фото: Наталия Губернаторова

Опубликовано в газете "Московский комсомолец" №26569 от 11 июля 2014

Где Москву затопит после очередного ливня, не берется сказать никто

Столица занимается мокрым делом

Неблагозвучные слова «подтопление» и «протечки» звучат со страниц газет и экранов телевизоров все чаще. И как только синоптики прогнозируют сильные дожди, мы вольно или невольно ждем неприятностей. Вчера залило перегон метро, сегодня — автомобильный тоннель; завтра, глядишь, «поплывут» подземные парковки и торговые центры. Эти обывательские страхи, впрочем, не лишены оснований. Эксперты не скрывают: потопов в ближайшие время избежать не удастся. И причин тому — великое множество.

По последним исследованиям ученых, с 1990-х годов количество осадков в Московском регионе увеличилось на 15%. Земля не успевает впитывать жидкость, из-за этого уровень грунтовых вод сильно поднялся не только в столице, но и во всей Центральной России. Природе словно бы нравится нас испытывать, но мы противостоим ее капризам с невероятным трудом. Пробки, возникающие сейчас из-за погодных условий, вскоре могут показаться досадным неудобством.

По данным эксперта по инженерным коммуникациям Игоря Епифанова, водосточная сеть столицы изначально не могла одновременно принять всю воду после ливней. Дело в том, что московская система канализации устроена по принципу самотеки (без принудительной прогонки), поэтому увеличить скорость, с которой она уходит вниз, невозможно. Плюс к тому по всей территории города насчитывается свыше тысячи пониженных мест (низин, котлованов, овражков), потенциально опасных из-за регулярного скопления масс воды. И отвести их в момент тоже не получается — разве что разверзнуть землю.

Точечная застройка приводит к сырости

Самые болевые точки города — тоннели, путепроводы под железной дорогой и точечные новостройки. В автомобильных тоннелях, что уж греха таить, после сильных ливней можно сидеть с удочкой. Они-то и держат лидерство в «критические» дни. Особо опасными считаются Арбатский, Таганский, Варшавский и Волоколамский. В некоторых водоотводы спроектированы не слишком удачно, а, скажем, в Волоколамском сточная система вообще отсутствует. Чтобы ее сделать, нужно долбить несущую стену, а это опасно: конструкция может не выдержать. В Кунцеве проходит автомобильная трасса, пересекаясь в двух уровнях. В нижнем «этаже» в период ливней собирается до 70 сантиметров воды. «Сбросить» ее некуда — рядом открытая линия метро.

Кстати, о метро. Технари признают: проблема протечек в московской подземке стоит чрезвычайно остро, но решить ее полностью нельзя. Классический пример станции с «подмоченной» репутацией — «Маяковская». Герметичностью она не отличалась с самого открытия в 1938 году. А после сооружения автомобильного тоннеля на Садовом кольце под бывшим рестораном «София» совсем поплыла. Тоннель-то мелкий (и потому, как правило, сухой), а станция — глубокая, вот дополнительные потоки и устремились вниз. Сейчас сооружение фактически находится в воде. «Чтобы избавиться от протечек, нужно разобрать станцию и заново ее построить», — полушутя-полусерьезно заявляют специалисты. Непростая ситуация и на «Соколе», на перегоне между «Орехово» и «Кантемировской», где происходят выбросы плывунов, — машинисты вынуждены снижать скорость до 15–20 км/час.

С мостами под железной дорогой бед не меньше: специалисты еще не придумали труб, по которым во время ливней вода беспрепятственно уходила бы вниз. Спасает только откачивающая техника.

Появление точечных новостроек — вот, пожалуй, самое недальновидное «увлечение» властей города, долгие годы оправдываемое нехваткой жилья в столице. Из-за неграмотных расчетов дома и многоэтажные подземные гаражи «врезаются» в коммуникации, «наседают» на грунт, и уровень воды начинает подниматься.

Еще одна особенность точечного строительства — резкое увеличение площади водосбора кровель домов. Проще говоря, крыш стало больше, стало быть, воды на них во время ливней скапливается больше, и сотни мощных потоков сбегают на землю по водосточным трубам. «Как ни странно, но эти объемы не учитывают ни научные институты, ни чиновники, ни коммунальные службы», — недоумевает Епифанов.

Ситуацию усугубляет порочная практика 2000-х годов: строители, сооружая очередную башню в центре города, зачастую «забывали» поменять старые коммуникации на новые. Теперь приходится расхлебывать последствия их «девичьей» памяти.

Москва-река соревнуется с Яузой

Территория Москвы условно разделена на 10 эксплуатационных гидротехнических территориальных районов. В каждом есть аварийные службы, оснащенные откачивающей техникой суммарной производительностью 35 тысяч кубометров воды в час (прежде всего комбинированные машины с илососным и каналопромывочным оборудованием).

Бригада прибывает на место для ликвидации заявки в течение 15–30 минут и определяет объем и характер необходимых работ. Некоторые могут занять до часа, некоторые больше. К слову, временных нормативов по откачке нет. Есть примерное ожидаемое время, за которое вода должна уйти самотеком. При хорошем раскладе это 10–15 минут.

Контроль за состоянием сложных мест аварийные службы «Мосводостока» ведут круглосуточно. И в случае поступления сообщения об обильных осадках на боевое дежурство выходят 150 бригад (500 человек) и 240 единиц техники. Оперативность, по идее, обеспечивается введенной на предприятии системой GPS-мониторинга спецтранспорта посредством GLONASS.

— В хозяйственном ведении «Мосводостока» находится 7 тысяч километров трубопроводов дождевой канализации различного сечения и около 250 тысяч дождеприемных и смотровых колодцев, — привели статистику коммунальщики. — Профилактическая очистка и промывка сетей производится несколько раз в год, а на отдельных участках, например в пониженных местах, — с учетом ежемесячного обследования состояния сети.

Головная боль не одного поколения властей — притоки Москвы-реки и Яузы, влияющие на разлив ручьев. Именно из-за них регулярно происходят подтопления в Лефортове, на Сельскохозяйственной улице. Только на севере города протекает 80 притоков Яузы. В южной части города создает проблемы своенравная речка Котловка. Вообще же 40% территории города считается подтопленной — между подземными водами и поверхностью земли меньше 3 метров, и это расстояние постепенно сокращается. Близко к поверхности вода подступает между Яузой и Ярославским шоссе, вокруг промзон вдоль Щелковского, Дмитровского шоссе и шоссе Энтузиастов, между Можайским и Мичуринским проспектом, вдоль всего Варшавского шоссе, на левом берегу Москвы-реки между Южным портом и Капотней.

По газонам да по взгорьям

В последнее время в столице все чаще выпадают сверхнормативные дожди. Количество осадков за один-два дня может достигать даже месячной нормы. В таких случаях даже СНиПы предусматривают образование луж и скопление воды на поверхности города, в том числе в лотковой части дорог. Но при всем при том вода нигде не должна образовывать стоячие озера-болотца. Если же такое происходит, значит, в районе полно замусоренных решеток и колодцев.

— Для возникновения скопления воды иногда бывает достаточно полиэтиленового пакета или незначительного количества опавшей листвы, забивающей решетки, — рассказали «МК» в «Мосводостоке». — Проблемы возникают из-за неправильно сооруженных газонов. Если уровень грунта над бортовым камнем повышен, частицы земли забивают водосточную сеть.

В Москве много дефектных полуразрушенных колодцев, которые либо подверглись механическому воздействию, либо разрушились от старости. Серьезные трудности возникают и с так называемыми дефицитными колодцами — с узким сечением трубы. В основном их укладывали 70–80 лет назад, когда нормативы по осадкам были гораздо ниже современных.

По оценкам инженеров, коллекторы диаметром 1,5–2 метра в Москве засорены примерно на 50, трубы поменьше — на 80%. Так что вполне естественно, что с каждым годом дождевая канализация справляется с нагрузками все хуже и хуже. «Наиболее проблемные адреса, где трубопроводы обладают малым диаметром, — это, в частности, шоссе Энтузиастов, 29, Боровское шоссе, 12 (в Солнцеве). По последнему адресу сейчас идут работы по увеличению пропускной способности сетей».

При отсутствии других возможностей коммунальщики устанавливают дополнительные дождеприемные колодцы, решетки. «Это, конечно, полумеры при общем состоянии сети, при ее высокой изношенности. Но они облегчают жизнь в конкретных точках Москвы. Надо сочетать и долгосрочные меры, и локальные», — говорит Игорь Епифанов.

Впрочем, майское затопление Алабяно-Балтийского тоннеля, когда вода лилась с крыши, а автомобили плавали по колеса в воде, нельзя объяснить ни узостью труб, ни природными катаклизмами, ни мусорящими горожанами. Налицо недоделки во время строительства. Наподобие тех, которые наблюдаются в местах сооружения точечных новостроек. А сколько еще таких недоделок проявят себя в ближайшие годы?