МОСКВА, 20 сентября 2010 года - Интервью К.Р. Ишханяна газете «Тверская,13»

МОСКВА, 20 сентября 2010 года - Интервью К.Р. Ишханяна газете «Тверская,13» 20 Сентября 2011

МОСКВА, 20 сентября 2010 года - Интервью К.Р. Ишханяна газете «Тверская,13»

Интервью К.Р. Ишханяна газете «Тверская,13»
Осень 2010.
Тема: сезон дождей. Особенности работы.




НЕ БОЙТЕСЬ ОСЕННИХ ДОЖДЕЙ И ОБХОДИТЕ ЛУЖИ.


    - Константин Рафаэлович, есть ли какие-то отличия для вас, специалистов, летних дождей от осенних?
    - Безусловно, есть. Последние несколько лет в летний период на Москву обрушиваются настоящие тропические ливни. Это дожди высокой и очень высокой интенсивности, когда за единицу времени на конкретную территорию выпадает максимальное количество осадков. Например, своеобразный рекорд был установлен в августе 2006 года. Тогда интенсивность дождя превысила 700 литров в секунду на 1 гектар! В Нагатино за 10 минут выпало 18 мм. При таком интенсивном дожде вода неизбежно будет скапливаться на проезжей части. Поэтому, эксплуатирующие службы предприятия принимают дополнительные меры по пропуску дождя (устанавливается специальная техника в пониженных местах). Осень же – пора затяжных и менее интенсивных дождей. При равномерном распределении осадков по территории города водосточные сети без особого труда принимают воду, но, опять же, если обеспечен беспрепятственный водоотвод. Однако, осенью на решетки часто попадает сезонный мусор в виде опавшей листвы и сломанных веток. Поэтому наши бригады постоянно проводят очистку решеток и колодцев.
    - Существует ли статистика по заявкам? Их становится больше или меньше?
    - Статистика есть. Количество заявок по скоплению воды за последние 3 года устойчиво снижается. В среднем – на 15 % в год. Объяснение простое. Повысилась персональная ответственность на местах за качество работ. Кроме того, за последние пару лет немало было сделано для исправления ситуации с нарушением вертикальной планировки. Я поясню. Лужи собираются не только там, где образовался затор (мусор на решётках или посторонний предмет, случайно попавший в колодец), но и в тех местах, где вода просто не добегает до наших решёток, что происходит как раз из-за упомянутого выше нарушения. Повышение качества ремонта и асфальтировки дорог, соблюдение вертикальной планировки дорожного полотна положительно сказывается на водоотведении дождевой и талой воды, но в этом направлении еще много работы.
    - В Москве свыше тысячи пониженных мест. Во время дождей они все становятся проблемными?
    - Слава Богу, нет. Проблема не в том, что вода всегда стремится в низины, а в том, что в отдельных местах накладываются и другие факторы, способствующие образованию луж на поверхности. Например, отсутствие водостоков, просадка грунта, и, как следствие - дорожного полотна. А ещё есть малые реки, которые могут выходить из своих берегов, подтопляя прилегающую территорию. Но ведь на то и создана наша служба, чтобы искать решение существующих проблем. Так, например, за прошлый год из списка пониженных «проблемных» мест исчезли почти 90 адресов.
    - Хорошо, назовите, пожалуйста, наиболее проблемные для автолюбителей места в столице?
    - В центре - это Тихвинская улица, отдельные участки проспекта Мира, включая Ростокинский путепровод, Сельскохозяйственная улица на Северо-западе, Варшавское шоссе в районе домов 35-37 в Южном округе.
    - Какие подземные реки самые полноводные?
    - Полноводными среди подземных водотоков столицы можно назвать такие реки, как Нищенка, Пресня, Таракановка, и, конечно, Неглинка. Подземные реки живут несколько иной жизнью, чем обычные поверхностные водотоки. Вместо привычного русла у них – труба, имеющая один выход – в Москву-реку. Питаются они за счет грунтовых, дренажных и талых вод, а так же осадков. Стоит на поверхности пройти сильному дождю – трубы стремительно наполняются: где-то на четверть объема, а где-то и полностью. Очевидно, что чем больше площадь водосборного бассейна, тем полноводнее подземная река. Например, спрятанная в трубу на всем своем семикилометровом протяжении река Неглинная каждый год выносит в Москву-реку не менее 1,5 миллионов кубометров воды.
    - А европейские потопы нашей столице не страшны?
    - Конечно, нет. Москва – один из немногих мегаполисов, стоящих на реке, уровень которой искусственно регулируется. Каскад водохранилищ и плотин, как на территории города, так и за его пределами, помогает пропускать излишки воды вниз по течению Москвы – реки, не подтопляя берегов. Напомню, что реку укротили в конце 30-х годов прошлого века.
    - А чем, скажите, отличается потоп от подтоплений? Ведь последние, всё-таки, имеют место быть в столице. Не соединятся ли большие лужи в одно большое озеро?
    - Потоп – это неуправляемый поток воды, сметающий все на своем пути и наносящий огромный материальный ущерб хозяйству. Подтопление же – локальное временное скопление воды, которая через определенное время уходит в водосточную сеть. Что касается соединения луж в одно большое озеро, то не волнуйтесь, этого точно не случится. В Москве существует отдельная система дождевой канализации, в состав которой входят более ста тысяч дождеприемных решеток, распределенных на всем протяжении коллекторов. Таким образом, вода в любом случае, не через 50, так через 100 или 150 метров попадет в дождеприемный колодец.
    - Значит, к лужам надо относиться терпимо?
    - Это почва под зеленым газоном должна быть хорошо пропитана влагой, а лужи на дорогах - совершенно лишнее. Вода должна уходить в водосточные сети. И если самотёком не получается, то специалисты нашего предприятия непременно помогут ей найти дорогу.