Труба под Трубой.

Труба под Трубой. 13 Октября 2009

Труба под Трубой.

Труба под Трубой.
До сих пор для меня все люки, во множестве попадающиеся на тротуарах и дорожках, были на одно лицо и особого интереса не вызывали. Ну, водопровод, газ, трубы всякие...

ИНОЙ раз, правда, тайная подземная жизнь проявлялась в виде мужика в оранжевой каске и с разводным ключом, отгоняющего от земного провала любопытных прохожих. Но в очередной раз выяснилось, что все - не так, как кажется, а истина - где-то рядом.
    Без пыли и запаха КТО бы мог подумать, что скромный люк, несущий на себе литеру "Д", столь радикально отличается от своих собратьев, меченных другими буквами. "Ну, для стороннего глаза все люки и впрямь одинаковые, - Константин Ишханян, смеётся гендиректор ГУП "Мосводосток". - А вот начинка разная. Буква "В", например, означает водопровод, а "Д" - дренаж. Но здесь у нас не что-нибудь, а самая настоящая река, та самая Неглинка, по которой при желании и сейчас можно хоть на лодке сплавляться".
    "Здесь" - это в Екатерининском сквере, неподалёку от которого, на Трубной площади, и началась эпопея с упрятыванием речки под землю. То, что во времена Ивана Калиты Неглинка в этом месте была вполне судоходной и настолько чистой, что в ней ловили раков и белую рыбу, известно многим. Но и каких-нибудь 300 лет назад о заключении реки в трубу смешно было и подумать - в очередь за неглинской водой выстраивались московские пивовары. И рыба здесь не переводилась, по крайней мере в Неглинских прудах. Причём здешней рыбой не брезговала и царская фамилия. В 1728 г. в расходной книге двора была оставлена такая запись: "Отпущено из Неглинских прудов к столовому кушанью в Лефортовский императорский дом живой рыбы, а именно: стерлядей 6 штук, окуней - 20 штук, плотвиц - 20".
    То, что со времён Ивана Калиты судоходные качества Неглинки почти не изменились, я убедился, спустившись на несколько метров под землю, в коллектор Первого эксплуатационного гидротехнического района, что рядом с памятником маршалу Толбухину. Действительно, вот высоченные кирпичные своды, а вот и водичка, по фарватеру - выше колена, лодка пройдёт спокойно, даром, что сейчас речка питается не от ключей Марьиной Рощи, а от дождевых и сточных вод. Удивило меня другое. Наслушавшись от московских диггеров баек о крысах, безглазых рыбах-мутантах и "жуткой вонище", я ожидал чего угодно и даже на всякий случай задержал дыхание. И совершенно напрасно. Пахло, как в деревенском погребе - землёй и сыростью, только и всего. И вода оказалась куда более прозрачной, чем в той же Яузе. А дрейфующих по течению сигаретных бычков и прочего уличного мусора было не в пример меньше, чем в Москве-реке.
    И Трубная поплыла.
    "ЧТО касается "жуткой вонищи", то оставим это на совести диггеров, как и их россказни о якобы "живой воде Неглинки", отведав которой человек становится чуть ли не джедаем-суперменом... Нет, запах здесь и правда был тяжёлый, но 200 лет назад, из-за чего, собственно, реку и упрятали под землю, - продолжает Константин Рафаилович. - А что вы хотите - вдоль берегов торговые бани, кожевенные мастерские, а при них квасцы, аммиак, да еще и стихийные гниющие свалки. Если же к этому добавить, что иные дворянские хитрованы наладили в Неглинку индивидуальные незаконные канализационные стоки, то... В общем нос зажимать причина была. Сейчас же вода в наших коллекторах хоть и не "живая", но довольно чистая, как и атмосфера - при вас же проверяли газосигнализатором, сами видели, что метана вообще нет.» А диггерским рассказам цена известна - эти бравые молодцы упорно искали здесь библиотеку Ивана Грозного, хотя любому знающему человеку известно, что этот коллектор был построен спустя чуть ли не 350 лет со дня его смерти! Хорошо ещё, что сейчас эта дурацкая мода постепенно проходит. А то ещё лет 10 назад влезали сюда и чего только с собой не волокли, про бутылки-то уже молчу... Один раз сотрудники «Мосводостока» нашли даже украшенную ёлку - диггеры, видите ли, праздновали Новый год.
    Тем временем незаметная труба, спрятанная в стене коллектора, вдруг довольно громко рыгнула и внезапно выдала солидный поток воды, от которого мы едва успели отскочить. "Нет, это не ливень, - объясняет Константин Рафаилович. - Скорее всего, строители откачивают воду... Если бы ливень, пришлось бы нам отюда бежать - вода минут за пять поднимается почти на треть коллектора - нам в аккурат до бровей. Это нормально, и ничем особенным теперь не грозит. Вот в 1965-м пока не построили новый коллектор, был случай - пошли ливни, и старая система не справилась. Затопило всю Трубную площадь, троллейбусы плавали, москвичей перевозили на лодках. Тогда и построили этот тоннель, пустили Неглинку по новому руслу... А вот и старое!"
    Мы подошли к сводчатому тоннелю, раза в три меньше нынешнего, по которому тёк невзрачный ручеёк. Да, видно, что построено на совесть. Но случись сейчас хороший ливень, толку от этого тоннеля будет мало. Это раньше на Москве всё происходило естественным образом - прошли дожди, земля впитала - и привет. Да и то не всегда - недаром же одной из первых забот московского князя Дмитрия Ивановича, еще не ставшего Донским, было устройство водостока из Кремля в Москву-реку. И это в 1367 г., в год разорения Москвы литовскими князьями! А теперь кругом асфальт, и чем его больше, тем меньше шансов у воды уйти "по-хорошему", так что вся надежда только на сточные колодцы и коллекторы.

        Константин КУДРЯШОВ